InoPressa
17 апреля 2017 г.
Иностранная пресса о России и не только
5 апреля 2017 г.
Майкл Вейсс | The Daily Beast
Чат через WhatsApp, дискредитирующий мафиозное государство Путина

Этот диалог через цифровые средства связи "вскрывает, ни больше ни меньше, изобличающие доказательства о сговоре десятилетней давности между российской мафией и чиновниками правительства Путина", - утверждает в The Daily Beast журналист Майкл Вейсс. По его словам, эти доказательства оставляют мало сомнений в правоте Сергея Магнитского.

Вейсс замечает: чтобы разобраться в новых доказательствах, следует вспомнить запутанные подробности дела. В июне 2007 года сотрудники МВД РФ провели в Москве обыски в двух офисах - инвестфонда Hermitage Capital и юридической фирмы Firestone Duncan, которая работала с Hermitage. "Сотрудники конфисковали печати и сертификаты трех филиалов, принадлежавших фирме. Фактически с помощью этих кусков резины, чернил и бумажек они похитили эти три компании, хотя тогда об этом никто не знал", - говорится в статье.

Позднее юрист Сергей Магнитский, нанятый Hermitage, "обнаружил, что документы, конфискованные МВД, в действительности были использованы для перерегистрации филиалов Hermitage в трех юрисдикциях в разных точках России и что юрист Андрей Павлов появлялся в параллельных делах в гражданских судах как представитель этих компаний. Павлов, который в другом случае также представлял компанию-истца, признавал вину по делам, что обошлось похищенным филиалам в более чем 1 млрд долларов в виде фальшивых долговых обязательств. Затем филиалы попросили о коллективном возврате налогов в размере 230 млн долларов, сославшись на убытки в предыдущем налоговом году в результате долговых обязательств. Возврат налогов целиком был рассмотрен за 24 часа, в день перед [католическим] Рождеством в 2007 году", - говорится в статье.

"Когда часть подробностей вскрылась, Европарламент наложил на Павлова санкции как на члена транснационального российского организованного преступного синдиката, известного как "Группа Клюева", во главе которого стоял ранее судимый Дмитрий Клюев", - пишет автор.

"Магнитский тем временем был арестован по обвинениям в уклонении от уплаты налогов, затем обвинен в сговоре, который он раскрыл, затем ему отказали в срочной медицинской помощи в СИЗО и, наконец, избили до смерти в камере изолятора в Москве, как заключила российская комиссия по правам человека при президенте в аналитическом докладе, который немедленно был проигнорирован", - говорится в статье.

Среди лиц, на которых США наложили санкции на основании "Закона Магнитского", нет Павлова, но есть Олег Уржумцев, экс-сотрудник МВД. По словам автора, примерно в 2011 году Уржумцев уволился из госорганов.

Автор продолжает: "Все это еще интереснее в связи с тем, что подборка добытых хакерами и выложенных в открытый доступ электронных писем, принадлежавших Павлову, свидетельствует: предполагаемый "консильере" (советник. - Прим. ред.) беседовал с Уржумцевым в 2013 году (спустя шесть лет после изначального преступления) и давал ему указания о том, как задним числом оправдать "Группу Клюева".

"Павлов подтвердил подлинность электронных писем в судебном иске, который подал в Москве, пытаясь предотвратить их публикацию независимой "Новой газетой". Они содержат переписку в WhatsApp в течение нескольких дней между консильере и бывшим сотрудником МВД, которая во многом доказывает разоблачительное расследование Магнитского", - пишет Вейсс.

"18 февраля 2013 года Андрей Павлов посылает своему другу Олегу Уржумцеву сообщение на зашифрованной платформе WhatsApp: "У меня к тебе очень серьезное и важное дело. Лысый сказал, что мне следует поручить его тебе". По-видимому, под "Лысым" тут подразумевается безволосый Дмитрий Клюев. А задание состоит в том, чтобы манипулировать доказательствами стороны обвинения, дабы снять с "Группы Клюева" вину в какой-либо преступной деятельности. Это влечет за собой заказ фальшивого судебного "исследования", призванного продемонстрировать, что три печати Hermitage, украденные МВД в 2007 году, не совпадали с теми, которые использовались в гражданских делах, которые вел Павлов. Как-никак, если они не совпадали, "Группа Клюева" не могла быть виновной в какой-либо финансовой афере", - утверждает автор. (Все цитаты приведены в обратном переводе с английского текста на сайте Daily Beast. - Прим. ред.).

"18 февраля Павлов присылает Уржумцеву сообщение, чтобы известить, что все три печати лежат в сейфе для доказательств в Управлении МВД по Центральному федеральному округу. "Документы находятся в суде в [Санкт-Петербурге], насколько я помню, это ты их конфисковал". Уржумцев, который теперь уже не работает в МВД, все же отвечает, что, по его мнению, может организовать заказ экспертизы, используя действующих сотрудников министерства, но не совсем уверен, как раздобыть печати из Центрального округа", - говорится в статье.

Позднее в тот же день "он сообщает Павлову, что поручил кому-то, именуемому "Казак" (этот эпитет используется в их разговоре для обозначения неустановленного сотрудника Департамента расследований организованной преступности и коррупции МВД), проследить за просьбой о доступе к печатям и изготовлении их ксерокопий", - говорится в статье.

"После 48-часовой задержки Павлов выражает недовольство: даже если фальшивая экспертиза будет успешно заказана, "придется известить о ней" адвоката родственников Магнитского Николая Горохова и юриста Hermitage Fund Александра Антипова, а "это был бы секс втроем". Несомненно, дело в том, что у Горохова и Антипова тогда была бы возможность изучить и проверить новое заключение экспертизы и, возможно, опровергнуть его", - пишет Вейсс.

"Позднее, 21 февраля, Уржумцев подтверждает, что Казак "зайдет утром, и подпишет все документы". Павлов отвечает: "Олег, ты меня спасаешь :). Я твой должник!". На следующий день, 22 февраля, Уржумцев сообщает Павлову, что провел всю ночь, составляя "полный набор документов" для Казака, которые требуются для доступа к сейфу с доказательствами", - утверждает автор.

"Позднее в тот же день Уржумцев подтверждает Павлову, что "полный набор документов для исследования - у Витька", подразумевая, очевидно, сотрудника МВД, надзирающего за исследованием. "Единственное что, у меня не было возможности определить для него цель исследования. Но, думаю, это может подождать до [понедельника]". Павлов отвечает: "Он знает цель, но это надо повторить", тем самым признавая, что заключение исследования было предрешено", - говорится в статье.

Автор утверждает: "Беседа через WhatsApp, стенограмму которой Павлов послал по электронной почте самому себе", "состоялась ровно за месяц до того, как российский Следственный комитет (аналог ФБР) не только закрыл дело о смерти Магнитского под стражей, сославшись на "отсутствие состава преступления", но и посмертно предъявил убитому юристу обвинения в совершении той же аферы, которую он раскопал".

Автор считает, что еще более тревожно упоминание об адвокате Горохове. Он "либо был выброшен из окна, либо стал жертвой несчастного случая", как пишет Вейсс, 21 марта 2017 года - за день до того, как собирался выступать в Апелляционном суде города Москвы в связи с ходатайством матери Магнитского. "Это было ходатайство об отмене предыдущего постановления суда, которое гласило, что несанкционированно распространенные электронные письма Павлова и в особенности этот разговор в WhatsApp не являются основаниями для возобновления уголовного расследования смерти ее сына при сомнительных обстоятельствах", - говорится в статье.

Павлов сказал в интервью "Новой газете": "Но что вы в ней [в переписке в WhatApp] видите? Что адвокат и следователь знакомы и обсуждают уголовные дела? Я вижу, что какие-то люди собирают материал для уголовного дела. Тут самый важный вопрос: экспертиза была фальсифицирована или кто-то просто хотел, чтобы она была проведена?".

Вейсс комментирует: "Эта затейливая интерпретация, очевидно, замалчивает продемонстрированные в беседе доказательства, достаточные при отсутствии опровержения: Павлов, бывший объект государственного расследования аферы, направленной против Hermitage, просит Уржумцева, бывшего чиновника, которому было поручено расследовать эту аферу (и, таким образом, расследовать действия Павлова, которого он в рамках расследования допрашивал и затем оправдал), вмешаться в существующие материалы дела за 4 недели до того, как дело было окончательно закрыто. Ни один суд в мире не расценит это как невинную беседу между "адвокатом и следователем".

"Этот разговор в WhatsApp представляет собой твердые документальные доказательства того, что Сергей Магнитский лишился жизни за то, что был прав", - заключает автор.

Источник: The Daily Beast
© 1999-2017 InoPressa.ru