InoPressa
17 апреля 2017 г.
Иностранная пресса о России и не только
16 марта 2017 г.
Дженни Расселл | The Times
Мы должны освободить наших детей от оков

"Четырехлетняя сибирская девочка отправилась в путь до рассвета, пройдя шесть миль по заснеженным лесам, чтобы попросить помощи для парализованной бабушки", - пишет в английской газете The Times Дженни Расселл. Саглана Салчак, имея при себе лишь коробок спичек, шесть часов добиралась до ближайшего жилья через высоченные сугробы, говорится в статье. Об этом путешествии рассказали мировые СМИ. "Его называют суровым испытанием и говорят о его скандальности", - пишет автор.

"Такой взгляд на эту историю не верен, и сама Саглана воспринимает ее иначе", - отмечает колумнистка. Девочка сказала, что ей не было страшно. "Я просто шла и шла, а потом пришла", - приводит автор ее слова. Саглана призналась, что замерзла и очень проголодалась.

"Поход Сагланы напоминает нам, как глубоко наша культура недооценивает детей, - считает журналистка. - Мы не ожидаем от них и не поощряем устойчивость и веру в свои силы. Вместо этого мы приветствуем тревожную чрезмерную заботливость до 18 лет и далее". Так, "лучшие, безупречные родители - это те, которые считаются благоразумными и чьи дети либо занимаются чем-то под руководством взрослых, либо сидят в безопасности дома, либо играют под присмотром".

"История, другие культуры, журналистика и наш собственный опыт говорят о том, как глуп и разрушителен наш нынешний изнеживающий подход к детям, - уверена автор. - Он лишает детей радости и самоудовлетворения от раскрытия собственных сил. Юные создания способны на гораздо больше, чем мы им дозволяем".

Так, колумнистка указывает на то, что "во многих традиционных африканских обществах девочки начинают работать, присматривать за малышами, готовить, носить воду и собирать хворост в возрасте четырех лет. Когда я путешествовала в Лесото в прошлом году, - рассказывает Расселл, - я встретила семилетних мальчиков, путешествовавших многие мили верхом на веренице осликов до ближайшей мельницы, а также десятилеток, пасущих в одиночку стада весь день".

"Многие из нас, - продолжает свою аргументацию автор, - выросли куда более независимыми, чем сейчас принято". Так, Рассел рассказывает, что она начала присматривать за младшими детьми в семье в возрасте шести лет, и это давало ей приятное ощущение своей взрослости. "Когда нам было девять, нам позволялось свободно разъезжать весь день в деревне на велосипедах или пони, строить убежища, ссориться, теряться, заводить друзей. Когда мне и сестре было по 13 и 11 лет и мы временно жили в пустыне Калахари (в Южной Африке. - Прим. ред.), нам разрешали весь день ездить верхом на полудиких лошадях по песчаным тропам".

"Я не утверждаю, что надо вернуть детский труд, отправлять детей пересекать снежные просторы или терять их в пустынях, - иронизирует Расселл. - Но мы настолько одержимы тем, чтобы уберечь детей и подтолкнуть их к достижениям, которые поддаются нашим оценкам, что мы пренебрегаем важнейшей частью их развития: способностью рисковать, справляться с непредсказуемостью других людей и испытывать сильную гордость, внушенную победами над миром, а не тем, когда тебя ведут за ручку". Автор призывает родителей не бояться поэкспериментировать без отлагательства. "Вашим детям нечего терять, кроме оков", - подытоживает колумнистка.

Источник: The Times
© 1999-2017 InoPressa.ru